Чен Ким

Материал из Almawiki
Перейти к: навигация, поиск
Love.gif

Любовь!
Эта статья изобилует искорками любви и обожания. По всей видимости, она была запилена стипломными фанатами поэта.
Может стоит добавить в неё ещё респектов и уважухи?

Чен в Пушкинском музее пришел помолиться нашему все. Оказалось - там одни картинки

Чен Ким (в миру Александр Носков) – культовый автор Наха и Стихиры, работающий в стиле Чена Кима, то есть ностальгического постсоветского нативизма, для которого характерна краткость изложения в сочетании с выпуклостью образов, универсальность персонажа лирического героя с обескураживающей конкретикой живописуемого бытия. Основатель совершенно нового направления стипломии (нахо-степлом). Публиковался практически во всех выпусках Альма-наха, за исключением 1-го и 6-го.

Первые шаги

Впервые составлять из букв столбики начал в 2005 году. И поскольку познания в поэзии до этого момента у фигуранта ограничивались учебником родной речи за 1965 год, это определило очень важную черту его творчества – свободу от штампов и зашоренности классических школ современности.

К факту первой публикации отнесся с недоверием – а вдруг это развод на квартиру? Одновременно сам факт публикации и нарастающей популярности в сети поставил Чена перед вопросом: а что, собственно, это такое – стихи? И кто, кроме меня, Пушкина и Гагарина их еще умел писать? В результате Чен знакомится с творческим наследием огромного количества авторов русской классической, советской школ и постсоветского пространства, и за каких-нибудь пару лет из начинающего графомана превращается в маститого художника слова.

Популярность его зашкаливает, его цитируют, девушки мечтают от него забеременеть. Сам он заявляет, что готов заменить действующего президента на посту Ивана Грозного.

История появления в Нахе

Контрафактная футболка со стихами Чена Кима на несанкционированном рынке Калужской области

6 марта 2006 года в 19:59 по московскому времени выдаёт первый стиплом[1] Дюбелю, не подозревая, что тот совместно с ххМиро как раз занимается прочесыванием Стихиры в поиске форматных новому учению авторов, и тем самым попадая в поле зрения заговорщиков. Это время, когда уже завершена верстка первого выпуска. Дюбелъ идет на страницу Чена и застревает там на несколько дней. Сильный олбанский акцент, нарочитая небрежность в построении столбиков и беспрецендентное нарушение законов российской грамматики сильно смущают его как редактора, но все-таки во второй выпуск бумажного Альма-наха он вставляет подборку стихов Чена, по согласию с автором – очищенных от олбанского.

Первая реакция почитателей Книги (а к осени 2006 в Хабаровске уже была такая прослойка горожан) на появление автора Чен Ким была неоднозначной, от «это че за хуйня, у меня дочка лучше нарисует» до «заебись чувак гонит, еще парочку!»

В дальнейшем выпуск Альма-наха без Чена уже не представлялся возможным, его подборки стали одной из визитных карточек издания. В настоящее время, кроме Альма-наха, Чен Ким имеет публикации в журнале «Знамя», пиндосском «Флорида», дойчляндском «Зарубежные задворки», а также персональные эксгибиции: «Сто стехов» (Рязань) и «Второй прыжок» (Atelier Ventura, Москва)

Исход из Клуба

Публикация в "Молодом Дальневосточнике", осень 2008

Чен стоял у истоков возникновения Наховского движения. Ветеран всех Рыбночетверговых войн, Чен был активным пользователем гостевой книги Альма-наха, явившейся предтечей чата МЖ и Штаба. Член жюри Премии Альма-наха, почетный первостроитель Клуба.

На рубеже 2008-2009 (5-6 книга) возникает серия конфликтов с некоторыми новыми пользователями клуба и Чен как человек незлобный и добродушный тихонечко съябывается в Живой Журнал. В неофициальной обстановке он заявляет о несогласии с отдельными акциями и публичными заявлениями некоторых членов разросшегося Клуба, проводимых от имени всех наховцев и дискредитирующих движение.

По оценкам независимых экспертов исход Чена обусловлен не столько конфликтами с соратниками, сколько неформатность его как автора, невозможность вместиться в какие бы то ни было рамки, жажда воли и сольной творческой карьеры

Примеры творчества

Домашнее чтение

Я книжки в основном читаю,
Когда иду в сортир посрать,
Но в то же время понимаю,
Что я не должен занимать
Надолго наш сортир для чтенья,
И потому читаю я
Лишь только те произведенья,
Где букв не слишком до хуя.[2]

Спосип тибе рузскей езык!

Из одних и тех же буков,
Из одних и техже слов
Текст выходит про науку
И про всякую любов.
Удивительное дело,
Что на рузском езыке,
Что бы я не захотело,
Тут же явится в строке!
Это истинное счастье,
Что родились мы вот тут,
Где он даже тем подвластен
Хто громатеку ебут.[3]